Jun. 1st, 2010

starley: (Default)
Я просто скорблю, что я промолчала. Я еще раз поняла, какая я дура...
Мне так же, как всем участникам этого спектакля, заранее позвонил человек из администрации президента и спросил, какой вопрос я хочу задать Путину. Я спросила: почему вы меня проверяете? Он говорит: Владимир Владимирович должен подготовиться, чтобы ответить на ваши вопросы. Но я сказала: да знаете что? Я буду молчать!..
<...>
Это был очень важный разговор. И я должна сказать, что я от Путина этого не ожидала. Но Путин... как он умен! От некоторых вопросов он ушел так ловко, причем Юра пытался его вернуть на эту стезю, но это ему не удалось. И то, что я не поддержала Юру, я себя буду казнить за это. Я виновата, я неправа. Я его поздравляла и восхищалась им за кулисами. Но там за столом я думала, что если я пообещала молчать, то я буду молчать. Но не думаю, что у меня еще когда-нибудь будет шанс отмыть то, что я наделала...

Лия Ахеджакова


93-й год

И вот так они всегда. Молчат. Молчат. Молчат. И ненавидят себя.
Жрут объедки с барского стола и молчат, ненавидя.
А потом, когда настанет момент, заходятся в истерике: "Раздавить Гадину! Раздавить танками эту сволочь!"
И потом снова молчат.
Потому что рот занят очередной булкой с барского стола.
Уже другого.
starley: (Default)

На 78 году жизни умер Андрей вознесенский.

Неоднозначная, противоречивая личность
Но Поэт от Бога.

Всё кончено.
Всё начато.
Айда в кино!
starley: (Default)
Мой "вне конкуренции любимчик" Олег Козырев (правда по степени любимости его нагоняет Яшын, так что ты, Олег, соберись) выложил у себя в жж очередное доказательство преступелний крававава путенскава рижыма
вот оно


ну дескать дивствительно бизабразия! ПОД ПЕСНЮ ТСОЯ!!!!! менты винтят граждын
В то время как включен ТСОЙ! менты должны были встать по стойке смирно и дослушать песню до конца, а потом уже винтить граждын!

И похуй, что на видео, а оператор молодчинка - окинул всю площадь, - так вот на видео - менты ведут себя ПРЕДЕЛЬНО корректно. Более корректного поведения трудно представить

Олежка, давай-давай, нагоняй.
еще-еще-еще
starley: (Default)
Вознесенский: -- Эта трибуна очень высокая для меня, и поэтому я буду говорить о самом главном для меня. Как и мой любимый поэт, мой учитель, Владимир Маяковский, я -- не член Коммунистической партии. Но и как...

Хрущев (перебивает): -- Это не доблесть!..

Вознесенский: -- Но и как мой учитель Владимир Маяковский, Никита Сергеевич...

Хрущев (перебивает): -- Это не доблесть, товарищ Вознесенский. Почему вы афишируете, что вы не член партии? А я горжусь тем, что я -- член партии и умру членом партии! (Бурные аплодисменты пять минут.)

Хрущев (орет, передразнивая): -- «Я не член партии». Сотрем! Сотрем! Он не член! Бороться так бороться! Мы можем бороться! У нас есть порох! Вы представляете наш народ или вы позорите наш народ?..

Вознесенский: -- Никита Сергеевич, простите меня...

Хрущев (перебивает): -- Я не могу спокойно слышать подхалимов наших врагов. Не могу! (Аплодисменты.) Я не могу слушать агентов. Вы скажете, что я зажимаю? Я прежде всего Генеральный секретарь. Прежде всего я человек, прежде всего я гражданин Советского Союза! (По восходящей.) Я рабочий своего класса, я друг своего народа, я его боец и буду бороться против всякой нечисти!!!

Мы создали условия, но это не значит, что мы создали условия для пропаганды антисоветчины!!! Мы никогда не дадим врагам воли. Никогда!!! Никогда!!! (Аплодисменты.) Ишь ты какой, понимаете! «Я не член партии!» Ишь ты какой! Он нам хочет какую-то партию беспартийных создать. Нет, ты -- член партии. Только не той партии, в которой я состою. Товарищи, это вопрос борьбы исторической, поэтому здесь, знаете, либерализму нет места, господин Вознесенский.

Вознесенский: -- Э-э, я-я... Никита Сергеевич, простите меня...

Хрущев: -- Здесь вот еще агенты стоят. Вон два молодых человека, довольно скептически смотрят. И когда аплодировали Вознесенскому, носы воткнули тоже. Кто они такие? Я не знаю. Один очкастый, другой без очков сидит.

Вознесенский: -- Никита Сергеевич, простите, я написал свое выступление, и я... Вот здесь оно у меня написано. Я его не договорил, первые фразы (читает): -- Как мой любимый поэт, я не член Коммунистической партии, но, как и Владимир Маяковский, я не представляю своей жизни, своей поэзии и каждого своего слова без коммунизма.

Хрущев (прерывает, орет): -- Ложь! Ложь!

Вознесенский: -- Это не ложь.

Хрущев: -- Ложь, ложь, ложь!!! Как сказала Ванда Львовна (речь идет об интервью польской газете, данном Вознесенским), это клевета на партию. Не может сын клеветать на свою мать, не может. (Продолжительные аплодисменты.) Вы хотите нас убаюкать, что вы, так сказать, беспартийный на партийной позиции.

Вознесенский: -- Нет-нет.

Хрущев (перебивает): -- Нет, довольно. Можете сказать, что теперь уже не оттепель и не заморозки -- а морозы. Да, для таких будут самые жестокие морозы. (Продолжительные аплодисменты.) Мы не те, которые были в клубе Петефи, а мы те, которые помогали разгромить венгров. (Аплодисменты.)

Вознесенский: -- Никита Сергеевич, я... То, что я сказал... это правда. И это подтверждается каждым моим написанным словом...

Хрущев: -- Не по словам судим, а по делам. А ваше дело говорит об антипартийной позиции. Об антисоветчине говорит. Поэтому вы не являетесь нашим другом.

Вознесенский: -- Никита Сергеевич, у меня антисоветского нет...

Хрущев: -- А то, что Ванда Львовна сказала, это что -- все советское?

Вознесенский: -- Польский журналист ждал, что я буду говорить, что наше поколение плюет на поколение отцов. А я сказал, что нет поколений возрастных, которые противостоят одно другому. Я сказал, есть поколения, как горизонтальные слои, -- одно идет за другим, но они не противостоят друг другу. В каждом поколении есть люди замечательные, люди революционные. (Стучит рукой по трибуне, словно задавая ритм, чтобы не сбиться.) Как говорят сейчас на Западе...

Хрущев: -- Если бы вы были поскромнее, вы бы сказали польскому журналисту: «Дорогой друг, у нас есть более опытные люди, которые могут сказать ответ на ваш вопрос...» А вы начинаете определять, понимаешь ли, молоко еще не обсохло. (Аплодисменты.) Он поучать будет. Обожди еще. Мы еще переучим вас! И спасибо скажете!

Вознесенский: -- Маяковского я всегда называю своим учителем.

Хрущев (прерывает): -- А это бывает, бывает, другой раз скажете для фона. Ишь ты какой Пастернак нашелся! Мы предложили Пастернаку, чтобы он уехал. Хотите завтра получить паспорт? Хотите?! И езжайте, езжайте к чертовой бабушке.

Вознесенский: -- Никита Сергеевич...

Хрущев (не слушает): -- Поезжайте, поезжайте туда!!! (Аплодисменты.) Хотите получить сегодня паспорт? Мы вам дадим сейчас же! Я скажу. Я это имею право сделать! И уезжайте!

Вознесенский: -- Я русский человек...

Хрущев (еще более заводясь): -- Не все русские те, кто родились на русской земле. Многие из тех, кто родились на чужой земле, стали более русскими, чем вы. Ишь ты какой, понимаете!!! Думают, что Сталин умер, и, значит, все можно... Так вы, значит... Да вы -- рабы! Рабы! Потому что, если б вы не были рабами, вы бы так себя не вели. Как этот Эренбург говорит, что он сидел с запертым ртом, молчал, а как Сталин умер, так он разболтался. Нет, господа, не будет этого!!! (Аплодисменты.)

Сейчас мы посмотрим на товарища Вознесенского, на его поведение и послушаем тех молодых людей. Вот вы смотрите, и вы смотрите, очкастый.

Вот я не знаю, кто они такие. Мы вас послушаем. Ну-ка, идите сюда. Вот один, вот другой рядом сидит.

Голос Ильичева: -- Аксенов рядом сидит.

Хрущев: -- А тот кто?

Ильичев: -- Это Голицын, художник.

Хрущев: -- Вот и Голицына давайте сюда. Мы были знакомы с вашим однофамильцем. Пожалуйста. После Вознесенского.

Художник Корин (в адрес Голицына): «Пришли в Кремль. Как он оделся! Вы посмотрите, в красной рубашке, как не стыдно!»

Вознесенский (продолжает): -- Никита Сергеевич, для меня страшно то, что сейчас я услышал. Я повторяю: я не представляю своей жизни без Советского Союза. Я не представляю своей жизни...

Хрущев: -- Ты с нами или против нас? Другого пути у нас нет. Мы хотим знать, кто с нами, кто против нас. (Аплодисменты.) Никакой оттепели. Или лето, или мороз.

Вознесенский: -- Никита Сергеевич, у меня были... Я чувствую, особенно сейчас. У меня были нервные срывы, как и во время этого польского интервью. Мое содержание -- мои стихи. В каждом своем стихотворении... Никита Сергеевич, разрешите, я прочитаю свои стихи.


Это не "А Вы кто? - Юра Шевчук"
Это грозило реально смертью тогда.
А Вознесенский стоял на трибуне. Спорил. И читал стихи.
starley: (Default)


Спасибо Вам, Андрей Андреевич

ХУЯСЕ!

Jun. 1st, 2010 06:44 pm
starley: (Default)

Последствия урагана "Агата" в Гватемале
КРУТО
starley: (Default)
В чьем ресторане, в чьей стране - не вспомнишь,
но в полночь
есть шесть мужчин, есть стол, есть Новый год,
и женщина разгневанная - бьет!

Быть может, ей не подошла компания,
где взгляды липнут, словно листья банные?
За что - неважно. Значит, им положено -
пошла по рожам, как белье полощут.

Бей, женщина! Бей, милая! Бей, мстящая!
Вмажь майонезом лысому в подтяжках.
Бей, женщина!
Массируй им мордасы!
За все твои грядущие матрасы,

за то, что ты во всем передовая,
что на земле давно матриархат -
отбить,
обуть,
быть умной,
хохотать,-
такая мука - непередаваемо!

Влепи в него салат из солонины.
Мужчины, рыцари,
куда ж девались вы?!
Так хочется к кому-то прислониться -
увы...

Бей, реваншистка! Жизнь - как белый танец.
Не он, а ты его, отбивши, тянешь.
Пол-литра купишь.
Как он скучен, хрыч!
Намучишься, пока расшевелишь.

Ну можно ли в жилет пулять мороженым?!
А можно ли
в капронах
ждать в морозы?
Самой восьмого покупать мимозы -
можно?!

Виновные, валитесь на колени,
колонны,
люди,
лунные аллеи,
вы без нее давно бы околели!
Смотрите,
из-под грязного стола -
она, шатаясь, к зеркалу пошла.

«Ах, зеркало, прохладное стекло,
шепчу в тебя бессвязными словами,
сама к себе губами
прислоняюсь
и по тебе
сползаю
тяжело,
и думаю: трусишки, нету сил -
меня бы кто хотя бы отлупил!..»

Profile

starley: (Default)
starley

March 2012

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25 262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 08:37 am
Powered by Dreamwidth Studios