starley: (Default)
Кто о смерти скажет нам пару честных слов
Жаль нет чёрных ящиков у павших моряков
Карандаш ломается, холодно, темно
Капитан Колесников пишет нам письмо

Нас осталось несколько на голодном дне
Три отсека взорвано, да три еще в огне
Знаю - нет спасения, но если веришь - жди
Ты найдешь письмо мое на своей груди

Курск могилой рваною дернулся, застыл
На прощанье разрубил канаты ржавых жил
Над водою пасмурно, чайки, корабли
На земле подлодка спит, но как далеко до земли

После о случившемся долго будут врать
Расскажет ли комиссия, как трудно умирать?
Кто из нас ровесники, кто герой, кто чмо...
Капитан Колесников пишет нам письмо

Ю.Шевчук (С)

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ РУССКИМ МОРЯКАМ
starley: (Default)
Умер Федор Углов.
Его книга "Из плена иллюзий" произвела в 1984 году в СССР эффект разорвавшейся бомбы.
Непримиримыйпротивник алкоголя, курения и наркотиков,на своем личном примере доказывающий, что без этого дерьма человек проживает более полноценную и счастливую жизнь.
Практикующий хирург, который в 90 лет делал потрясающие ювелирные операции.
Мневсегда жаль, когда уходят такие люди.
Вечная память тебе, дед Федор. Строгий, но справедливый, хороший человек.
starley: (Default)
 Вскоре после освобождения белорусского города Лиозно в 1944 году при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов был найден маленький жёлтый конверт, прошитый нитками. В этом конверте оказалось письмо белорусской девочки Кати Сусаниной, отданной в рабство гитлеровскому помещику. Доведённая до отчаяния, в день своего 15-летия она решила покончить свою жизнь самоубийством. Перед смертью написала последнее письмо отцу. На конверте стоял адрес: «Действующая армия. Полевая почта №... Сусанину Петру». На другой стороне карандашом написаны слова: «Дорогие дяденька или тётенька, кто найдёт это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик. Мой труп уже будет висеть на верёвке». Номер полевой почты, написанный на конверте, устарел, и письмо не могло попасть адресату, но оно дошло до сердец всех советских людей. Опубликовано в газете «Комсомольская правда» 27 мая 1944 года.



ПИСЬМО 15-ЛЕТНЕЙ ДЕВОЧКИ К. СУСАНИНОЙ С ФАШИСТСКОЙ КАТОРГИ


         «
         Март, 12, Лиозно, 1943 год.
         Дорогой, добрый папенька!
         Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.
         Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Её расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил её плёткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: «Вы не запугаете меня битьём. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот...
         Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идёт кровь у меня отбили лёгкие.
         А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днём рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню…
         А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, и солёные слёзы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет? Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
         Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю бельё, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья», сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
         Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плёткой по голове и спине.
         Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.
         Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.
         Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..
         Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

Твоя дочь
Катя Сусанина…




















http://stabrk.livejournal.com/176260.html
starley: (Default)
Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме немец топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Немец чтоб, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Немец взял и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтобы немцы ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если немцу ты с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Немца пусть убил твой брат,
Немца пусть убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Если немца убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей ты немца, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

Константин Симонов
starley: (Default)
По "Вестям" прямой репортаж из Бреста.
Медведев с Лукашенко подошли к ветеранам.
Один из них говорит: "Очень хочется, чтобы 65 годовщину Победы мы встречали в одной стране. И прошу вас от всех ветеранов переименовать Волгоград в Сталинград".
Лукашенко одобрительно улыбался, Медведев немного замялся,и перевел разговор на футбол.
starley: (Default)
Это не мои слова. Но они точно передают мои ощущения.
Суки.
Пусть воют, когда мы придем в Германию. Пусть плачут кровавыми слезами. Пусть на коленях ползают под дулом винтовок и автоматов, вымаливая прощение.
О том, что «Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается» будем думать потом. Когда размажем их тонким слоем – сначала по нашей, а потом и по чужой земле. Когда они и сами до конца жизни запомнят, и правнукам накажут – никогда больше! Ферботен, мля!
Боже мой, мы – там - все забыли.
Мы забыли, как пахнут горелые тела.
Мы забыли, как отражается небо в глазах девушки с окровавленными ногами.
Мы там клеим модельки «тигров» и редких модификаций «трешек», с легким презрением относясь к «скушной», «без деталировочки» броне «тридцатьчетверок» и «ИСов».
Мы дошли до того, что ставим памятники эсэсовцам при церквях, а сами присваиваем себе на Интернет-форумах гитлеровские звания.
И вот когда запах горелой человечины накрывает тебя по-настоящему – ненависть к этим нелюдям смешивается с презрением к самому себе, образуя взрывчатый состав страшной силы.

С.Буркатовский. "Вчера будет война"
starley: (Default)
Всегда будут взаимосвязаны три понятия: Победа, Советский народ и Сталин.
Без Сталина не было бы Победы.
Без Советского народа (именно народа, а не стада) Победы бы тоже не было.
Те кто говорит, что войну выиграл только народ - невежи.
Те кто говорит, что выиграл только Сталин - невежи.
Те кто говорят, что народ выиграл войну вопреки Сталину - либо тупые идиоты, либо прожженые циники.
Ну а те, кто говорит, что не было никакой Победы - просто вражье семя, которое появилось на свет лишь по причине дефицита противозачаточных средств.
DIXI
starley: (Default)
"Великая Отечественная: Продолжающаяся война"

Ну вот, собственно, запись и расшифровка нашей программы на 16bit.fm

Аудио-запись программы: Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Стенограмма программы: Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8.

Огромное спасибо Александру "Байтфиш" и Александру "Ямамото" и взявшему на себя гигантский труд расшифровки тов. [profile] palmira.

Слушайте, читайте, распространяйте.










http://a-dyukov.livejournal.com/369512.html
starley: (Default)

Стой, дед! не бойся, я не трону,
да ладно, чё ты, бля, не трусь,
Да, я в натуре,типа, помню,
Да, гадом буду, я - горжусь


Мой мерс георгиевской лентой
Обмотан вдоль и поперек...
Ты тож георгиевский? Энто
отметить надо бы, дедок!


Давай мы, дед, за праздник главный
Тут вмажем грамм сто пятьдесят
За ВОВ российский этот славный,
Я помню,я смотрел "Штрафбат"


За штурм Берлина - в эту пору
Горел Рейхсталер.. иль Рейхстаг?
И как там Кантор и Киркоров
Трехцветный наш подняли флаг!


Чего? неправда? дед, да что ты!
Ты не груби, я ж не грублю.
Я чё, похож на идиота?
Я чё, Россию не люблю?


Меня, братан, учить не надо
Всё помню я, весь этот трэш:
Санкт-Петербургскую блокаду
И бой за город Бангладеш.


Я помню, очень даже резко
Я всё ж не быдло, не дебил,
Как славный летчик Маринеско
Спейсшатл Гитлеру подбил!


Что, пить не будешь? (вот лошара -
вискарь не хочет заценить...)
Нет, не тебе меня, бомжара,
Учить как Родину любить!


Profile

starley: (Default)
starley

March 2012

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25 262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 06:40 pm
Powered by Dreamwidth Studios